Это ALF! Молодежь встаёт у руля. (глава из книги Рода Коронадо «Пылающие стрелы»)

Это ALF!  Молодежь встаёт у руля. (глава из книги Рода Коронадо «Пылающие стрелы»)

Тёплой позднеапрельской калифорнийской ночью воины ALF перепрыгнули ограждения из сетки Рабица вокруг кампуса Университета Калифорнии в Дэвисе,  и навсегда изменили облик американского движения за права животных. К утру высокотехнологичная диагностическая лаборатория превратилась в тлеющие руины, пав жертвой поджога. Ни одно живое существо не пострадало, а вот ущерб составил $3 000 000. Никогда ранее ALF не использовали поджоги в США, тогда как в Британии эта тактика уже стала приемлемой. Впервые в истории движения за права животных в США лаборатория была разрушена до своего открытия. Федеральные следователи наводнили движение, и внезапно многие защитники прав животных оказались под подозрением. Те активисты борьбы за права животных, которым претило достичь цели за одну ночь без многолетнего легального протеста, быстро дистанцировались от акции в Университете в Дэвисе и прочих акций ALF и стали открыто порицать сам ALF. Для многих участников движения за права животных их борьба заключалась в борьбе за реформы в индустрии жестокости, а не в отмене самих институтов, обеспечивающих продолжение коммерческой эксплуатации животных. Пожар в Дэвисе активно обсуждался стратегами ALF. Будет ли ALF продолжать поддерживать свой образ Робин Гудов, выпуская животных на волю и получая нехилую общественную поддержку, или стоит перейти к кампании экономического саботажа, нацеленной на причинение многомиллионного ущерба для угнетателей животных, на затраты по улучшению систем безопасности и повышению их страховочных взносов? Члены ALF уже совершали небольшие нападения на меховые магазины и фаст-фуд кафе: активисты разбивали окна кирпичами и рогатками, писали слоганы кроваво-красной краской из баллонов.  Это решение было бы стратегическим. Общественная поддержка – хороший аргумент, но сама по себе она редко помогала спасти жизни животных. Горы писем в мусорные корзины Вашингтона, Округ Колумбия, были тому доказательством. Индустрия разрушения земли и угнетения животных широко одобрялись политической структурой США, и политики никогда бы не стали по собственной воле проталкивать законы, которые бы стоили им финансовой поддержки большого бизнеса – ведь этот бизнес оплатил их избирательную кампанию. Кампания максимального разрушения, а не минимального ущерба оборудованию угнетателей животных все-таки началась, и с ней пришёл новый принцип борьбы за права животных, которого ещё не видели в США.

Часто акции ALF подписывались красной краской инициалами «ALF», но в Дэвисе буква «А» в подписи была вписана в окружность, – знак анархии. Те, кто взял на себя труд получить более достоверную информацию, нежели дозированное скупое освещение акций в СМИ, поняли, что ALF стал не просто группой защитников животных, но выступал теперь против всей системы, которая возвела угнетение животных в ранг нормы. В пресс-релизах ALF, публикуемых после 1987 года, подчёркивалась взаимосвязь между угнетением животных, разрушением окружающей среды и освобождением человека. Анархическое влияние в ALF было доказательством того, что члены ALF смогли увидеть за фасадом «первого мира»  скрытую коррумпированность политического прогресса США.

ALF теперь противостоял не только дурному обращению с животными со стороны общества, но и институтам, которые преуспевали благодаря угнетению и контролю над людьми, деградации окружающей среды и тому влиянию, которое ведущий мировой бизнес имел на задавленное бедностью коренное население по всему миру – то самое население, которое кормило Америку соками своей земли. Была проведена чёткая грань между правами животных и освобождением животных. ALF уже не представлял людей из верхушки среднего класса, которые доминируют в движении за права животных. Акции ALF стали выражать фрустрацию и угнетение, которые чувствовали различные граждане Америки, которые, как и животные, прежде всего оказались жертвами большого бизнеса, а не чего бы то ни было ещё. Менее чем через два месяца после Дэвисовского пожара была сформирована «Западная группа защиты дикой природы ALF». Его задачей была борьба за дикую природу Америки. Их первая акция была проведена в день памяти павших в гражданской войне в США 1861-65 гг., 30 мая 1987 г., когда более 200 диких лошадей было возвращено на волю на их родные пастбища в Северо-Западной Калифорнии, откуда они были перемещены, чтобы освободить пространство для выпаса скота. К этому моменту домашний скот уже потреблял более 70% доступных пастбищ, а дикие лошади всего 2%, но, несмотря на это, дикие лошади рассматривались как конкуренция животноводческому бизнесу. При поддержке многих организаций защиты прав животных лошадей отлавливали и одомашивали, чтобы им никогда больше не захотелось скакать вольно по просторам Америки, как они делали это более 400 лет. После освобождения диких лошадей, Западная группа обратила внимание на Дэвис, на этот раз освободив троих американских грифов, использовавшихся для изучении ядов программе по контролю ущерба животным, запущенной Департаментом сельского хозяйства. Этот яд — compound 1080 — чаще всего использовался для убийства мелких млекопитающих и хищников, обитавших на землях сельхозназначения. 1987 год завершился спасением активистами ALF четрых биглей, использовавшихся для изучения эффектов загрязнения воздуха в Калифорнийском Университете в Ирвине. Такие исследования красноречиво свидетельствовали не только о нашем отношении к животным, но и о нашей безответственности в деле защиты окружающей среды. Крепнущее осознание связи между угнетением животных и разрушением окружающей среды сократило тот разрыв, который прежде существовал между радикальными защитниками окружающей среды и освободителями животных. Очевидно, что усилия по его сокращению были предприняты с обеих сторон. В 1988 году филиал Earth First! взял на себя ответственность за попытку подрыва зажигательных бомб в офисе Ассоциации калифорнийских скотоводов в Сакраменто и за практически полное уничтожение площадки для аукциона по продаже скота неподалёку от Диксона.

В 1988 г. в США было совершено больше акций ALF и случаев экотажа, вдохновлённых Earth First!, чем за любой другой предыдущий год. Борьба продолжилась нападениями на лаборатории по всей стране, а кульминаций был самый большой рейд на лабораторию по изучению животных в США. В апреле 1989 года активисты ALF одновременно вломились в четыре независимых исследовательских лаборатории и офисы в Университете Аризоны в Туксоне. Они целиком сожгли одну лабораторию и подожгли управляющий офис, причинив невосполнимый ущерб компьютерным файлам, попутно освободили 1200 мышей, крыс, кроликов, морских свинок и лягушек из вивисекционных лабораторий на кампусе. 1989 год закончился не только полномасштабным расследованием дел групп по защите прав животных федеральными властями, но и жёсткой операцией против Earth First!, в результате чего были пойманы четыре активиста, пытавшиеся  повалить столбы линии электропередач в пустыне Аризоны.  После операции выяснилось, что один из участников был агентом ФБР, который проник в круги воинов два года назад.

В 1990-м году на всемирный День Земли в Ватсонвиле, Калифорния, были повалены столбы линий электропередач, чтобы подчеркнуть зависимость общества от сжигающих уголь и нефть электростанций, которые сосут соки из земель коренных народов и вносят свою лепту в выбросы диоксида углерода. Эта акция была ошибочно связана с ALF. После этого энергетического коллапса, устроенного группой защитников Земли  – Earth Night Action Group –  последовал взрыв в машине одного из организаторов  Earth First!, который серьёзно ранил одного из активистов. ФБР оперативно арестовало жертв этой атаки, обвинив их в перевозке взрывчатых веществ, притом что никакого расследования угроз, полученных активистами «Земли» ранее,  предположительно от собственников лесозаготовительной индустрии, проведено не было. 1990-е стали годами, когда ставки в борьбе за Мать-Землю и Звериные Народы резко возросли. И пока ФБР охотилось за воинами земли и освободителями животных, люди начали понимать, что эта схватка может закончиться для участников смертью или тюремным заключением.

Внутри самого ALF началось разобщение мнений, не только из-за поджога, но и по поводу СМИ и  эвтаназии. К сожалению, некоторые ячейки ALF высказывались в пользу убийства спасённых ими здоровых животных, вместо того чтобы рисковать в поиске безопасного пристанища для них. Несколько раз такие споры возникали во время акций ALF: срабатывала сигнализация или не удавалось найти приют и люди предлагали просто выбросить животных на улицу. После рейда ALF в Университет Орегона в 1986 году 8 лабораторных кроликов были найдены вивисекторами на обочине дороги неподалёку. Стало очевидным, что некоторые активисты ALF были более обеспокоены широким освещением в СМИ и общественным признанием их заслуг, нежели жизнями самих животных. В 1990 году, на День независимости, активисты ALF спасли 100 морских свинок из лабораторий Simonsen в Калифорнии, но не смогли найти для них приют. Некоторые активисты настаивали на том,  чтобы просто выбросить животных. Это привело к дальнейшему дроблению внутри ALF; pro-life активисты ALF взяли себе всех морских свинок и потратили много недель на то, чтобы пристроить их. Некоторые молодые участники ALF стали известны как “pro-lifers” из-за их отказа убивать здоровых животных, спасённых из лабораторий и промышленных ферм. Так их называли те активисты ALF, которые регулярно проводили эвтаназию спасённых из лабораторий животных, тогда как в их пресс-релизах утверждалось, что им нашли безопасное пристанище. Большинство этих медиа-ориентированных активистов также верили, что поджоги – это мера, которая лишает нас поддержки общества и привлекает слишком пристальное внимание полиции. Западная группа защиты дикой природы, ячейки анархистов и молодые бригады ALF продолжали считать, что полицейский произвол только доказывает, что такими нелегальными акциями прямого действия, особенно поджогами, ALF действительно напугали угнетателей животных, не говоря уже о том, что таким образом наносился больший ущерб лабораториям, промышленному животноводству и другим институтам, чем всеми предыдущими акциями по освобождению животных. Зазвучали молодые голоса: если уже ALF начали оправдывать насилие против животных, то на кого вообще можно рассчитывать в деле освобождения животных? Для них и для нас освобождение обозначало избавление от верной смерти от рук любых людей, будь то вивисекторы, работники сельскохозяйственной промышленности, или жадные до сенсаций зоозащитники. Ответственность освободителя животных кончается не с разрушением лаборатории, а тогда, когда всем пленникам гарантировано безопасное убежище, или когда они возвращены в свою естественную среду.

Книга выйдет в издательстве «Радикальная Теория и Практика» в январе 2014г.

This entry was posted in Контркультура / Counter-Culture, Новости / News. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *